Можно ли на похороны мертворожденного младенца позвать батюшку что

Работа содержит сведения, не только относящиеся к области реальных конфликтов, возникающих от взаимодействия людей, но и о ритуалах магической практики, направленных на избегание или. Эта простая грубая женщина, бабища в сандалиях на босую ногу, не могла притворяться. Она без труда делала то, на что мало кто был способен: она простодушно любила сиамского близнеца. И . С таким ребенком повитухи занимались неохотно, хотя в народе верили, что надежда «разменять» с помощью специальных обрядов обмененыша на человека, – как говорили на Водлозере, «присвоить. На главную К странице книги: Бурносов Юрий. разве что таким же ученым сухарям. Но все, что я думал, ощутил и пережил помимо этого, все, чем я дышал во время работы в Мискатонийском. — Думаю, что он женится на тебе. Думаю, что сегодня ночью ты будешь его женой. Если же он не захочет, я узнаю почему, — гневно добавила она. — .

Традиционный жизненный цикл русских Водлозерья. Традиционный жизненный цикл русских Водлозерья: обряды, обычаи и конфликты Автор: К. Посмотреть скрытый текст. Роженица входила в сени, неся на руках дитя, завернутое в отцовскую рубаху и материнскую юбку, реже — только в подол материнского фартука, и из сеней, через закрытые двери, кричала свекрови, что ей с ребенком необходимо войти в дом.

Свекровь выходила в сени, где загодя припасалось куриное яйцо. Яйцо свекровь давала роженице, а новорожденного принимала на свои руки.

Свекровь с ребенком на руках в избу входила первой, клала дитя у порога ногами к столу который из большого угла домашние спешно переносили к печи , а головой — к выходу. Таким образом, образовывалась сакраментальная цепочка: порог, стол, печь.

Традиционный жизненный цикл русских Водлозерья

В родильной обрядности символика веника несколько менялась. Новичкова магическую символику веника для подметания сора в избе в силу многоплановости его использования в родильных обрядах считает возможным сближать с символикой мирового дерева Новичкова, Мать, войдя в избу, перешагивала с левой ноги через младенца, подходила к столу и катила по столу поданное ей в сенях яйцо. После этого роженица выходила на улицу и оставляла яйцо на завалине дома, а свекровь тем временем брала дитя на руки и возлагала его на шубу на печь.

Символика яйца в данном обряде прозрачна: оно выступало в качестве платы домовым духам за право людей внести младенца в дом. Не исключено, что данная форма обряда внесения младенца в дом в глубокую старину осмысливалась как принесение заместительной жертвы.

Как правильно сдавать в аренду бензогенератор

При этом автору было указано, что старики поступали так согласно библейским заветам. Если идеология этого поверья в какой-то степени распространялась также и на перворожденного ребенка, то ритуал мог исполняться в старину только в отношении первенца.

Лишь впоследствии его могли начать применять в отношении всех новорожденных детей. Другой обряд внесения ребенка в дом был очень близок ритуалу заонежан. При внесении младенца в жилище свекровь вариант — сама роженица клала ребенка, завернутого в отцовскую рубашку или материнскую юбку, вдоль каждого порога по пути в избу. Иногда у водлозеров младенца клали не на печь, а на деревянный приступок у печи, застеленный шубой, полотенцем или пеленкой.

Затем вешали занавеску, которая отделяла пространство между стеной и печью от остальной части избы. На мифо-ритуальном уровне это действие можно расценивать как приобщение к христианским святыням семьи. Иногда для внесения в дом двойни или тройни могли позвать мужчину, например, свекра. В рождении двойни или тройни на Водлозере происков нечистой силы не подозревали.

Ребенок, родившийся первым, считался старшим, родившийся последним — младшим. В случаях, когда роды происходили в подполье или же в нарушение традиции на кровати или печи, новорожденного из избы в сени не выносили, но все равно клали у порога, чтобы мать через него трижды переступила. Приобщать ребенка у водлозеров требовалось также и к духам-хозяевам бани, если таковой люди располагали в своем хозяйстве.

В наши дни, когда женщины Водлозерья детей рожают в роддоме Пудожа, очистительных обрядов для роженицы и ребенка почти не исполняется и обрядность по приобщению новорожденного к духам-хозяевам жилища сведена до минимума. Слова едва слышно шепчут себе под нос, повторяя три раза. Если молодые мамы слов этих не знают, они могут попросить местных бабок сказать нужные слова задним числом.

Роженица и ее помощники при принятии ребенка, совершении ритуалов приобщения к духам-хозяевам жилища выступали как единая команда, заинтересованная в исходе дела с самыми благоприятными последствиями. Поэтому никаких конфликтов между ними не возникало. Если младенец погибал или погибали и новорожденный, и роженица, виновных крестьяне никогда не искали. Конфликт при внесении новорожденного в дом мог возникнуть в случае, когда роженицей оказывалась незамужняя девушка.

Это всегда вызывало в крестьянской семье страшный скандал. Родитель, случалось, выгонял ее с ребенком из дома. Но долго это продолжаться не могло. Но и такой конфликт имел отношение не столько к самому новорожденному, сколько к роженице, а потому здесь рассматриваться не может.

Re: Можно ли называть детей в честь родственников. Роженица и новорожденный до совершения над ними очистительных обрядов считались как бы зараженными особой послеродовой нечистотой. Даже снесенное курицей яйцо у северных русских считалось ритуально нечистым, и поэтому исполнялся несложный обряд по его очищению.

Ритуальному же очищению новорожденного после родов и подавно придавалось сакраментальное значение. Омовение младенца после родов служило начальным этапом очищения от нечистоты.

О народных представлениях, связанных с ритуальной нечистотой роженицы и новорожденного, писала Т. Листова , писал и автор в работе, посвященной семейной обрядности русских Заонежья.

Поэтому ниже представлена лишь этнографическая специфика Водлозерья. Первое омовение новорожденного, по обычаям водлозеров, производилось всегда в доме — на шестке у топящейся печи или на самой печи, если она была теплой.

Традиция выносить младенцев для первого омовения из избы в баню, как это было принято иногда у заонежан , видимо, была чужда водлозерам. В младенческом возрасте, по свидетельству И.

Полякова, маленьких детей вообще мыли дома.

  • Обезьянка из фетра своими руками выкройки
  • Ребенок сначала пропотевал, лежа на чисто выпаханном поду печи на соломе , затем его парили маленьким веником, после чего купали в деревянных корытах. Первое омовение новорожденных исполнялось в Водлозерье, как правило, в качестве самостоятельного действия над новорожденным, почти не сопровождаясь заговариванием послеродовых болезней.

    Первое омовение исполнялось по строго заведенным правилам. Печь топили сразу после внесения новорожденного в дом, нагревали воду в котле или чугуне, чтобы смешать ее с холодной водой в корыте. В воду обязательно добавлялись ольховые стружки и веточки можжевельника, которым водлозеры приписывали сакраментальные очистительные свойства.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Чтобы ребенок вырос красивым и богатым, в зажиточной семье в воду клали также серебряный рубль, в бедной семье — хотя бы серебряный гривенник 15 копеек. Кроме того, в воду добавляли не менее трех крупинок соли, полной же нормой считалась чайная ложка.

    Воду, которую собирались заговаривать, брали из озера или из реки особым образом. На деле же в воде оказывалось не 27 монет, а всего лишь 9 три раза по три медные монетки. При бросании монет в воду произносили заговоры. Наибольшее хождение в Водлозерье имел старинный заговор для набора воды, применимый к любой магической потребности. Согласно записям священника Д. Помыть новорожденного надо было не позднее, чем через три часа после внесения его в дом.

    Ладонь левой руки дотягивали до правой пятки, а ладонь правой руки — до левой пятки. В таком случае просили повитуху или знахарку, чтобы при заговаривании послеродовых болезней ими были исполнены заговоры и магические действия на снятие сглаза.

    Новые истории - основной выпуск

    Вытягивание рук и ног ребенку до соединения друг с другом мать производила потом и самостоятельно, пока не добивалась нужного результата. Слишком большая, неправильных форм, а также слишком маленькая для обычного человека голова расценивалась как свидетельство причастности к рождению ребенка нечистой силы.

    Чтобы голова младенца приняла круглую форму, ее приходилось на время туго обвязывать материей. Помоги намыть раба Божьего младеня нашего. Имелись и иные, близкие этому, заговоры на первое омовение младенца.

    Намывая ребенка, повитухи легкими поглаживаниями непрерывно делали ему массаж всего тела. Просьбы о помощи к святым повторялись также при втором и третьем намывании младенца повитухой. Грыжи легко определялись на ощупь: они всегда мягче, чем окружающие ткани.

    Такая грыжа считалась наиболее трудно поддающейся заговариванию. При вправлении грыж исполнялись специфические заговорные тексты. В них перечислялись не привычные для заговоров такого рода семь, девять или двенадцать грыж, а большее их количество. Прибежали котищи, чернищи, волчищи.

    Журнальный зал

    У младеня раба Божия грызь заедаю, загрызаю, заговариваю во единую жилу, во единый сустав. Грызь пупову ю , грызь пахову ю , грызь подлобочну ю , грызь подъязычну ю , грызь костяну ю , грызь сердцеву ю , грызь глазну ю , грызь головну ю , грызь ушну ю , грызь ручну ю , грызь ножну ю , грызь подпятну ю. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Слова эти знахарка произносила, заправляя и прикусывая все названные в заговоре грыжи своими зубами через полотенце То же, л.

    В наши дни послеродовое омовение младенцев в соответствии с медицинскими инструкциями совершают медсестры в родильных домах. Они не знают заговоров, хотя, наверное, умеют вправлять грыжи. В совершенстве этим владели прежние медсестры, выходцы из деревень, не имевшие медицинского образования, но принимаемые на работу в роддом в —х гг.

    В пудожском роддоме медсестрой долго работала, например, уже неоднократно упомянутая нами известная знахарка Водлозерья Л. Обращения к ней молодых родителей по поводу заговаривания и вправления грыж новорожденным были обычным делом В течение первых суток после свершившихся родов, как это было принято и в дни самых больших христианских праздников, крестьяне ничего из дома не отдавали и не одалживали.

    Чужакам о свершившихся родах ничего не рассказывали, чтобы недоброжелатели не смогли причинить магическими действиями какого-либо вреда новорожденному и его матери. Намытого в корыте и насухо вытертого младенца в старину первый раз очень туго пеленали в старые, набело отстиранные со щелоком пеленки. Старое полотно выбиралось неслучайно: оно было намного мягче, чем новое. Квадратный кусок ткани при пеленании расстилали на столе так, чтобы завернуть углами крест-накрест, создав как бы некий оберег.

    В принципе, и сейчас детей пеленают похожим образом, но не так туго, и оборачивают детей в пеленке лентой: мальчиков — голубой, а девочек — розовой. В старину в первый раз крепко пеленали, прижимая руки к телу, а ноги одна к другой, чтобы они распрямлялись, пока кости у новорожденного еще мягкие. Первые три дня новорожденного разворачивать у водлозеров не полагалось.

    Re: Можно ли называть детей в честь родственников

    Чтобы покормить дитя, открывали только лицо. На спину новорожденных первое время спать не клали. Нынешние водлозерские старухи считают, что современные дети более беспокойны и капризны, чем в старину, оттого, что их постоянно освобождают от пеленок в течение первых трех дней, чтобы показывать отцу и другим родственникам, а спать кладут на спину. Скамейку застилали соломой, а поверх нее стелили кусок домотканой материи.

    Как сделать так что бы можно было просматривать чужой воцап

    Мать же спала напротив своего ребенка на деревянной кровати, неподвижно встроенной в противоположную от боковой поверхности печи стену. Занавеска исполняла роль оберега, охраняющего мать и дитя от посторонних взоров и, как верили, от сглаза.